Проект ученицы
школы № 1367
Толочко Алёны

Письма из семейного архива.


Евгений Амбарцумов, как и люди его поколения, имел непростую жизнь. Родился Евгений 23 декабря 1917 г., а уже в 1923 г. от пищевого отравления умерла его мать. Евгений и его сестра Лида остались на попечении крестной, Марии Алексеевны Жучковой. Когда Евгению было 20 лет, в 1937 г., арестовали его отца, протоиерея Владимира Амбарцумова, который через несколько месяцев был расстрелян. Однако дети этого не знали и многие годы считали, что их отец находится в тюрьме. Это означало, что члены семьи арестованного становились «врагами народа».
Евгений Владимирович, несмотря на препятствия со стороны власти, смог закончить филологический факультет Педагогического института в Москве, где и встретил свою будущую жену Татьяну [Винокурову Татьяну Александровну]. Они поженились в 1939 г., и через год у них родилась дочь Наталия. Однако, началась война, и в годы эвакуации в г. Канаше Чувашской республики Наташа умерла от дифтерии.
Евгений попал на фронт только в 1943 г. Это произошло потому, что «врагов народа» в начале войны не призывали, и первые два года Евгений провел с семьей в эвакуации. Он работал на ремонтно-вагоностроительном заводе.
Уже по ранним письмам Евгения Владимировича видно, что он был серьезным, вдумчивым, глубоко верующим человеком. Ниже приводится письмо двадцатитрехлетнего Евгения своей сестре Лиде, которой исполнялось восемнадцать.


4 февраля 1940г.

Дорогая Лида!

Поздравляю тебя со днем рождения. Желаю тебе во все время твоей теперь совершеннолетней жизни с радостью встречать этот день. Пусть каждый раз, встречая новый год своей жизни, ты будешь отмечать хорошее и новое, приобретенное за прошлый год. Пусть не один год не будет потерян, пусть все года будут честными, за которые не нужно краснеть. Воспользуйся и сохрани в своем сердце все, что ты получила от своей семьи – от папы и мамы. Ты имеешь лучшее в мире. Никто не входит в мир лучше подготовленным. Вера и помощь Бога помогут тебе. Жизнь будет иной, нежели тебе сейчас представляется. И все тебе дорогое будет изображаться не стоящим внимания. Помни, как бы не казались громкими идеи науки, социологии или личной, благоустроенной жизни, но они никогда не заменят скромного и тихого учения Христа. Оно будет освещать тебе путь и облегчать трудности. Старайся в своем отношении ко всему исходить прежде всего из него.
В новой твоей жизни прежде всего увеличится число забот и обязанностей. Не давай им заглушать всего, помни, Господь всегда помогает нам с избытком. Для этого нужно иметь веру и стремление идти вперед, сознание честное своих ошибок и желание их исправить. Ощущай разницу в своем разумении жизни. Делай людям только хорошее. Не спеши судить. Имей свои грехи перед глазами. Делай непрестанно каждый день и каждый час что-нибудь, хотя бы самое маленькое, хорошее. Делай это скромно – то есть не труби об этом. Не могу сказать, чтобы я это выполнял, но это лучшее, что я могу желать и себе, и тебе.
И последнее – помни, каждому свой талант, один сегодня плох, да завтра возможно будет лучше тебя, да и сейчас, не имея твоих принципов, поступает иной раз лучше тебя, поэтому не презирай и не отворачивайся от многих сих – в школе, в жизни. Свет ваш да светит миру! Не отгораживайся, а старайся передать и поделиться своим хорошим – кто сколько может вместить из него. Подражай в этом папе. Он всегда был в хороших отношениях со всеми и помогал всем.
Давай вместе помнить папу и маму и стараться подражать им. Будем любить друг друга и прощать взаимно.
Будь здорова и счастлива моя взрослая и рассудительная сестра, которую я и целую. Женя.



После войны Евгений Владимирович вернулся в Москву, у него родилось четверо детей. Зная, что ждет в Советское время семью духовенства, он все же решает стать священником. В Москве этого сделать человеку с высшим образованием было нельзя, поэтому Евгений Владимирович берет жену с маленькими детьми (младшей дочери было всего 2 месяца) и переезжает в Ленинград. Его рукоположили в 1951 г., и все последующие годы он служил в разных соборах Ленинграда, а также преподавал в Ленинградской Духовной Академии. Позднее отец Евгений стал секретарем митрополита Никодима (Ротова) и работал в отделе Внешних Церковных сношений, а в конце жизни стал благочинным православных церквей Финляндии.
Протоиерей Евгений прожил не очень длинную жизнь, он скончался в 1969 г. Последние годы он страдал от мучительной болезни. Несмотря на это, он возглавлял большой Владимирский собор, где его постоянно окружали его духовные дети. В Ленинграде у о. Евгения родилось еще трое детей, и из его пяти сыновей трое впоследствии стали священниками, а дочь – матушкой. Ниже приводятся письма Евгения Владимировича к жене и сестре.


5 апреля, понедельник. 1943г. «Канаш»

Дорогая Лида!

Горячо поздравляем тебя, вместе с тобой празднуем Твой день. Каждый год что-то новое бывает связано с этим днем. Прошлый год – совпадение. Что будем послано тебе в этом году? Желаю тебе внутреннего ощущения праздника вместе с бодростью и миром. Прости меня, что не писал давно (с 21 марта). Но заранее сейчас очень трудно переживать, едва хватает сил осмысливать настоящее. Недавно получили мамино большое письмо и на днях твою открытку, где ты жалуешься, что нет от нас писем. Получили мы и с благодарностью приняли деньги от мамы. Хоть и не стоило этого делать, но они пришли вовремя. 13 марта мы проявили неблагоразумие и 25 закончили хлебную карточку и дня 3-4 были на обедах и без денег – и вдруг они пришли. У Тани совсем развалились парусиновые туфли, и она сумела получить башмаки с деревянной подошвой за 35 рублей – тоже из ваших денег. Мне пришлось работать без выходных три недели.
28-го Таня на городской почте получила извещение официальное (переслали с Кирпичной) о том, что 15 декабря (1942 г) убит в бою ее брат Жорка, где-то в Бельском районе около деревни Пшеничина. В это же письмо вложили письмо Жорки на 8 стр., написанное им год назад 26-III-42 г, и описывающее последние минуты жизни ее папы. Надо же быть всему сразу! Не знал и не знаю, как и чем утешать. Бедная Танечка! Она совсем упала духом и даже есть не хотела. Мне, говорит, лучше умереть. Потом немножко приободрилась. А тут осуществился, наконец, давно ожидаемый переход в детсад. Через нач. завода, слезы и неприятности с 1 апреля – работает уже два дня. С 6 ч. 30 до 13 или с 13 до 19 ч. 30м. Некоторое питание. Группа из шестилетних. И вот… Вчера она заболела. Температура, озноб головная боль, немножко тошнота, почти не хочет (к счастью) есть. Сегодня хотели идти к врачу, но она одевшись, даже упала на пол и немного потеряла сознание. Взял отгул на сегодня. В детсаде велели приходить за обедом. После обеда придет доктор. Что-то с ней? Хорошо (говорю я теперь) если простуда, а если тиф или еще что? Дома лежать одной в голоде и холоде плохо. А что я могу принести? – Хлеб и обед один. Сейчас распутица, картошку, пожалуй, и не купишь, да и зарплаты еще не дали. Одна надежда на Него. Лучше самому болеть. Да и беспокоюсь очень. И для чего все сие? Хотелось бы для Тани новой, возрожденной жизни. Как достанет у нее, у меня сил перенести все.
Едва достает силы просить об этом.
Сердечно рады за тебя, что тебе, возможно, дадут Сталинскую стипендию. Вообще не желаю тебе лучшей жизни.
У нас на заводе открылось кино. Видели мы «Песнь о любви», «Секретарь райкома», «Три мушкетера».
Все-таки кой-какие развлечения. Работы много до 7 вечера и пачкаюсь, следовательно, хожу грязным зело. Не знаю, когда теперь напишу. На работе некогда, после работы дома нет света. Стараюсь отмечать все дни праздничные. Всегда помню вас. Когда же меньше внимания будут брать заботы житейские?
Видно только тогда, когда встанут они на свое, на второе место.
Встречайте Праздник с радостью!
Не забывайте и нас вразумляемых. Всем привет. 10 ч. утра. Целую, Ваш Женя.



25 января 1944г.

Дорогая Танечка!

Поздравляю тебя со днем Ангела и шлю свой гвардейский артиллерийский привет.
Надеюсь, что в ту же минуту, когда ты читаешь письмо, я уже буду ехать на тракторе или на поезде, чтобы в качестве санинструктора помогать нашим раненым бойцам. Правда, если мы не получим всего необходимого, то еще погостим. Придется мне работать не на линии фронта, а примерно за 5-7 км от нее, в среднем конечно.
Работаю с новыми боевыми и опытными ребятами. Отношение ко мне хорошее. Настроение бодрое. Я хорошо простился со своими и вообще с Москвой. Адрес мой пока что старый. Заниматься всякими несерьезными прыжками в неизвестность больше не буду, от этого излечился, но зато меньше буду гостить здесь. Сердечный привет всем. Пиши, дорогая. Последнее твое письмо от 1-I-44. Целую тебя крепко, крепко, твой муж, а ныне гвардии младший сержант.
Е. Амбарцумов
Читаю стихи. Прошу твоей памяти им. Никогда не теряй надежды и любви. Сократи темы сейчас, чтобы выправить дело немедленно. Мои товарищи шлют тебе ответный привет и пожелания, чтобы мы увиделись скорее.
Храни тебя Господь.
Постараюсь быть верным своим взглядам, Родине и тебе.
Соскучился я по тебе.
Но видно всем терпеть.
адрес старый:
г.Канаш Чув. АССР Почта ВРЗ до востребования Винокуровой Татьяне Александровне.

Просмотрено Военной цензурой 15373.


9 марта 1944 года

Здравствуй, Танечка!

Сегодня 6 лет и 6 месяцев, как ушел папа. А мы все здесь и здесь. Как будто скоро переедем поблизости в какую-то другую деревню. Это и хорошо, ибо торф участок с его распутными девицами мне над. Жизнь идет от одного дня к другому. Вчера получил после большого перерыва твое письмо от 20 февраля.
Напиши распорядок твоего дня. Когда встаешь, что ешь, много ли тетрадей? Завидую тебе, что преподаешь – мне так хочется учить. Ты пишешь, что поделилась. Этому я рад. И хорошо, что заботишься о ребятах. Но плохо будет, если растворишь в общей жизни свое внутренние забудешь и отодвинешь его. Это будет подобно размену золотого рубля на медные пятаки. Все в твоих руках, но, дорогая, мне больнее всего перенести именно забвение тобою того, что такой дорогой ценой и такими страданиями, горем приобретено тобой. Сочувствие к людям хорошо, но из-за него еще не стоило нам переживать Канашскую зиму. Дело глубже. Поэтому помогай своим близким, внутри же души будь обособлена и сосредоточена. Помни о прошлых загибах и смотри вперед, что будет общего и что явно различного, где пути разойдутся. Для нашей жизни нужно единство душ, а не одно тело. Направляй жизнь, чтобы пути были одной дорогой и пути бы встретились и пошли бы вместе. Думала ли ты над изречением: «будьте мудры, как змеи и просты, как голуби»? Теперь мне было бы легче работать в школе т.к. я приобрел некоторую твердость характера. Вообще мой внешний вид да и внутренний облик изменился. В подбитых сапогах, в ватных чуть замасленных брюках и зеленой гимнастерке со стоячим воротником с целлулоидным подворотником. Погоны с двумя полосками младшего сержанта. Широкий твердый шаг. Коротко острижен и побрит. Серая шапка со звездой. На груди гвардейский значок. Откликаюсь на кличку «санинструктор». Держусь вместе, по очереди хожу за обедом и пр, с химинструктором (Аркадий 25г.рожд.) и артмастером (Смоликов – рукодел, 30 примерно лет). Питаюсь по первой категории. Подчинен командиру батареи и отчасти старшине, по медицинской линии фельдшеру. В наряды и на общие занятия не хожу. С 6 ч утра слежу за зарядкой, подъемом и провожу утренний осмотр бойцов. С 8 часов, когда уходят на занятия, привожу в порядок помещение, посуду. Записываю больных и отвожу их в санчасть. Оказываю мелкую помощь – перевязки, компрессы, даю порошки от головы, простуды, изжоги, живота. Постоянно слежу за здоровьем бойцов, за соблюдением больными режима. Мне всегда жалуются на всякие болезни большие и пустяковые – щедро лечу сочувствием (за что меня любят), даю советы как себя держать. Выезжаю на ученья и бываю на стрельбах. Дежурю в бане и слежу за стиркой белья. Всегда за порядок и подчинение. Читаю вслух газеты и редактирую боевые листки. Ношу в кармане последние части синей книги и читаю их. Борюсь, падаю и поднимаюсь. Отбой в 22 час.
Вчера первый раз ходил в кино, но вместо «Жди меня» показали «Сухэ-Батора». У меня нарывал под ногтем третий палец правой руки. Теперь он совсем сошел да и кожа на последнем суставе новая. Он (палец) мерзнет да и мешается. Я поправился, лицо покруглело.
Более насчет поездок не знаю так как один болван что ездил, не вернулся в срок и теперь не пускают. Зацепки же есть и при случае поеду все-таки.
Пиши почаще. 15 дней – это не горячая любовь. Я и пишу чаще и отвечу еще чаще. Привет Леле, желаю вам процветания. Но тебе не растворяться.
Если соль потеряет силу, на что она?
Целую очень крепко. Но, увы, только мысленно. Помни твоего Женю.
Храни тебя Бог.



21 марта 1944 г. 6:30 утра

Добрый день, Танечка!

Вчера получил от тебя большое письмо от 13 марта. Все прошедшие сутки я был дежурным санинструктором в большой санчасти. Пришлось перевязать столько болячек, сколько за всю жизнь не приходилось. На жизнь теперь смотрю из маленького окошка землянки среди леса, правда, недалеко от шоссе. Несколько домиков. И все. Иногда хожу один в соседний лес и слушаю чириканье повеселевших птичек. Письмо твое мне понравилось. На мой взгляд, завидовать и Васе, и Андрею в целом нечего. Мы имели хорошего так много. И имею в каждый день, когда сердце смягчится. Только будни, как тернии, давят. Мишке привет. Только бы он не просчитался – не у всех такая судьба, как у меня и ему будет трудно. Сейчас проходят очень внутренно значительные недели.
У наших был пожар – загорелась балка на чердаке от намокших проводов. В дезкамере, когда я дежурил, загорелась снизу обмундирование и мне пришлось лезть в дым и жару и выкидывать все. Но ничего – только у кой-кого брюки покороче стали. Когда сумею выбраться в Москву неясно. Хоть и долго мы собираемся с отъездом, но зато соберемся на трудное и интересное дело, кажется. Но это не завтра. Жизнь беспокойная. Думаю много. Читать нечего. На днях видел и почитал рассказы Чехова. Теперь я несравненно больше их понимаю и они мне понравились. Скоро придет смена. Живи, барахтайся. Смотри вверх. Что у тебя мальчики с девочками вместе? От долгов надо же отвыкать. Нельзя и точка. Повторный курс обучения слишком дорог.
Крепко целую. Помню. Будь бдительна.
Храни тебя Г. Твой муж. Женя А.
Помни день субботний.



Письма и фотографии любезно предоставлены из семейного архива для публикации дочерью о.Евгения Амбарцумова, Марией Евгеньевной Ильяшенко (Амбарцумовой).

наверх | письмо 1 | письмо 2 | письмо 3 | письмо 4 | письмо 5 | на главную

Битва под Москвой. 70 лет. 1941-2011гг. Проект выполнила Толочко Алёна.